Берт Хеллингер: Как семья формирует нашу судьбу

07.09.201820:32

Берт Хеллингер: Как семья формирует нашу судьбу

Семья доводит нас до болезни?

В большом лекционном зале Мюнхенского университета во время этого двухдневного семинара невозможно найти свободное место. «У нас есть места только для пятисот человек, и нам пришлось отказать остальным пятистам», — шепчет мне администратор. Давно уже мощная психотерапевтическая техника не начинала свой путь в мир из немецкоязычной страны. До этого был Фрейд, разработавший психоанализ, затем Вильгельм Райх, заложивший основы телесно-ориентированной терапии. Так что же, это время пришло снова? Присутствуют ли собравшиеся в зале при зарождении нового вида терапевтической работы?

Большинство из них — профессиональные психотерапевты. Они пришли, чтобы поучиться — и проникнуться очарованием этой техники. На подиуме перед ними сидят 30 пациентов, большинство из которых страдают от тяжелых болезней. Среди них больной диабетом, перенесший ампутацию одной ноги, больной со злокачественной опухолью, уже подвергшийся нескольким хирургическим операциям, и парализованная женщина в инвалидном кресле, страдающая от рассеянного склероза.

Берт Хеллингер: Как семья формирует нашу судьбу

Все они надеются на исцеление

Есть ли кто-то, кто может обещать им это исцеление? На подиуме Берт Хеллингер. Ему 70 лет, он высок, худощав и производит глубокое впечатление.

Он не обещает исцеления сидящим рядом с ним людям. Он работает с ними, чтобы остановить их бессознательное стремление к болезни и смерти. С этой целью он ищет скрытые корни их болезней и выводит их на поверхность. В течение этих двух дней он демонстрирует, как смерть и болезнь таинственным образом связаны с принадлежностью человека к его собственной семье.

С величайшей простотой и одновременно с огромной уверенностью Хеллингер раскрывает эти тайны. Он воплощает в себе уникальное соединение заботливой любви и непреклонной открытости. Пятьсот зрителей погружаются в безмолвие, ощущая, как затрагивается что-то в них самих. Мало кто может сопротивляться обаянию личности Хеллингера и его работы. Семейные истории, которые подчас разворачиваются перед зрителями по законам классической драмы, знакомы каждому. Каждый знает их по своей собственной семье.

Берт Хеллингер — это человек, который всю свою жизнь провел в поиске, всегда следуя при этом своему собственному мнению и опыту. Жизнь сначала привела его в Южную Африку в качестве миссионера, затем заставила его отказаться от духовного сана и вернуться в 1969 году в Германию. В Южной Африке он начал работать с групповой динамикой, затем обучался психоанализу в Вене, после чего отправился в США для изучения первичной терапии у Артура Янова.

Комбинируя скрипт-анализ, первичную и семейную терапию, Хеллингер разработал свою собственную форму семейных расстановок. При этом он открыл множество ранее неизвестных структур и паттернов. В настоящее время он пишет книги и создает учебные видеофильмы, сразу же становящиеся бестселлерами. Кроме того, пару раз в год он демонстрирует свой метод перед сотнями людей, работая преимущественно с серьезно больными пациентами.

Берт Хеллингер: Как семья формирует нашу судьбу

Системные причины болезней и трудностей

Помимо чувств, возникающих в моменте и подверженных постоянным переменам, существуют также периодически повторяющиеся чувства, которые берут свое начало в прошлом. Каждому из нас в детстве и юности были нанесены раны, оставившие более или менее болезненные рубцы. Постоянные проблемы и многочисленные трудности часто проистекают из этих прошлых переживаний. Для того чтобы справиться с такими старыми негативными переживаниями, разработаны различные методы психотерапии. Однако, они не всегда помогают. Некоторые люди подвергаются терапии годами, но желаемые изменения не наступают. Почему это происходит?

Берт Хеллингер обнаружил, что существуют эмоции собственные и эмоции заимствованные.По меньшей мере половина из всех тех эмоций, которые постоянно беспокоят нас и без видимых причин продолжают возвращаться, это чужие заимствованные эмоции. Мы заимствуем эти чувства у других членов семьи, причем даже у тех, с кем мы лично не знакомы. Чужие эмоции очень устойчивы к изменениям. В то время как собственные чувства можно исцелить с помощью терапии, для заимствованных эмоций это не срабатывает! Это раннее запечатление (импринт), которое обеспечивает нашу связь с семьей, из которой мы произошли, на очень глубоком уровне.И несмотря на то, что на поверхности мы можем казаться очень независимыми, заимствованные энергии формируют нашу собственную историю, наши убеждения и эмоции.

Пример:

В группе участвует супружеская пара. Для всех заметно, что женщина часто реагирует на мужа с агрессией, не соответствующей ситуации. Вопрос Хеллингера: «У кого из женщин в твоей семье была причина злиться на своего мужа?» Ее первый импульс: «У моей бабушки была причина злиться. Ее муж постоянно оскорблял и унижал ее. Однажды он схватил ее за волосы и протащил ее через весь трактир перед всеми посетителями». Внучка заимствует подавленный гнев бабушки и направляет его против своего собственного невиновного мужа. Поскольку этот гнев не ее собственный, она могла бы участвовать во многих катарсических группах без каких-либо изменений в базовой динамике.

Как мы заимствуем эти чувства? В каждой семье существует сильная внутренняя связь — независимо от того, как все выглядит на поверхности, чувствуют ли эту связь члены семьи, знают ли они об этом или нет. Семейная система подобна механизму, поддерживающему равновесие. Для равновесия требуется, чтобы никто не был забыт или исключен, чтобы несправедливость была искуплена, и чтобы чувства не подавлялись. Люди, которые были исключены или забыты, будут воссозданы в следующем поколении. Подавленные чувства будут заимствованы и, скорее всего, это будет сделано детьми.

Удивительно, но сила влияния кого-либо из членов семьи определяется не личным знакомством с этим членом. Все мы несем в себе внутреннюю картину всей семьи, из которой мы произошли. В эту семью входят братья и сестры, родители, тети, дяди, дедушки и бабушки и даже прежние партнеры наших родителей. Исключение из семьи, несправедливость и подавленные чувства блуждают в пределах этой системы. Рождающиеся дети чувствуют эту энергию, впитывают ее и живут ею.

Я сам работал над моим собственным «узлом» гнева и вины, используя первичную (primal) терапию, гештальт, психодраму, НЛП и т. д. в течение 18 лет. Вспоминая об этом сегодня, я вижу за этим некоторую жизнеотрицающую, даже жизнеразрушающую, сторону, которую я никогда ясно не осознавал. В 40 лет у меня начались проблемы с дыханием, бронхит и астма. В экспериментальной театральной группе я предпочитал играть роли жертв или их убийцы. В кухне у меня была коллекция театральных фотографий, на одной из которых я изображал повешенного. Оглядываясь назад, я могу сказать, что пиком этого была автомобильная авария, в которой я врезался в грузовик, пытаясь обогнать другой грузовик на открытой дороге. После того, как первый шок прошел, я с удивлением заметил, что ощущаю некоторое неясное разочарование. Перед своей первой семейной расстановкой я спросил мать, нет ли у нас каких-либо «семейных тайн». Она рассказала мне, что мой дедушка повесился, когда моему отцу было четырнадцать лет. Во время своей расстановки я с изумлением обнаружил, что эта тяга к смерти в действительности исходит оттуда. (Эту картину может завершить тот факт, что мой двоюродный брат несколько лет назад без видимых причин совершил самоубийство).

Семейная расстановка

Инструментом терапии служит расстановка семьи в определенной форме, разработанной Хеллингером. Предположим, взрослая дочь постоянно и без видимых причин чувствует ненависть к своей матери. По отношению к другим женщинам она также ощущает себя весьма злонамеренной, что мало-помалу приводит к социальной изоляции. Чтобы обнаружить и устранить возможные причины этих чувств, она хочет расставить свою семью.

Лучше всего сделать это в группе. На роль каждого из членов семьи, включая ее саму, она выбирает участника группы — мужчину на роль мужчины и женщину на роль женщины. Таким образом выбираются участники, замещающие членов ее семьи. Следовательно, нет необходимости в том, чтобы на сессию пришла вся ее семья. Людям, которых она выбирает, не нужно ничего знать о расставляемой семье, единственное, что они должны знать, это то, какие роли играет каждый из них (отец, мать, сын, дочь и т. д.).

Чтобы прочитать статью дальше, перейдите на следующую страницу, нажав ее номер ниже.

1 2
Источник

Берт Хеллингер: Как семья формирует нашу судьбу
Adblock
detector